Детей много не бывает / История из жизни.

   
   Не моя история, я только записала. В 2004 году.

 
    "Мою историю можно назвать – «Кошкин дом». Когда я была маленькой – во втором классе – мы с учительницей ставили эту сказку. И я была Кошкой. В жизни мне тоже выпала эта роль. Еще 4 года назад я не поверила бы, если бы мне сказали, что я буду жить в деревенском ветхом домике без удобств – и буду счастлива.

    У меня есть бывший муж, дочь, племянницы и внучатая племянница – дочь старшей племянницы. Всё. Еще 4 года назад я с мужем и дочерью жила в пригороде Минска – в доме , который строила с мужем больше 16 лет. Участок под строительство мы получили еще тогда , когда я только вышла на работу из декрета. А дочери - 23 года. 
 Мне все еще больно вспоминать о муже и дочери – об этом я кратко: 4 года назад муж поставил меня в известность, что у него есть любимая женщина, и он, как порядочный человек, не может быть с ней, обманывая меня. Но о сохранении нашей семьи речь уже не идет – у него настоящая любовь, и он готов к переговорам. Я выпила, что нашла дома успокоительного, и стала ждать дочь. Мужу спокойно сказала , что обдумаю все – и выйду поговорить. Дом – большой. Даже – очень большой.

    Я пошла в небольшое помещение , которое мы дома называли «зимний сад» - название громкое для 14 метров, но я очень люблю возиться с растениями – и это место было моим любимым. Села я там в древнее кресло – и стала, ожидая прихода дочери, думать. В процессе этих размышлений я пришла к выводу, что, если муж оставит мне дом – то я не очень буду страдать. В этот дом я вложила за 16 лет всю душу – и мне всегда находилось здесь занятие по душе. 

    Дочь вошла в «зимний сад» вместе с мужем. Я хотела поговорить с ней сначала наедине, но она неожиданно отказалась (было ей тогда 19 лет). С первых секунд этого разговора я поняла, что муж и дочь у меня есть уже только формально. Пересказывать разговор сил нет до сих пор. Мне предлагалось оставить мужу и дочери дом, чтобы не продавать его, потому, что дочь остается с мужем. Причем, я должна была сама написать заявление, чтобы так разделили имущество – иначе дочь никогда не сможет жить в так любовно выстроенном «родовом гнезде». Оба призывали меня к доброте и прощению. Обещали, что выкрутятся и купят мне квартиру, а уж о благодарности их обоих за мою сговорчивость я чего только не услышала…

    У меня была сестра, которая не так давно умерла. У нее остались две дочери -19 и 22 лет. К моменту краха моей семьи им было уже 22 и 25. Когда девушки остались одни (муж сестры пил и она развелась с ним лет за 10 до смерти) – я очень боялась, что они станут внедряться в мою семью. Тем более, что мы жили обеспеченно, а сестра всю жизнь еле сводила концы с концами. Я всегда им помогала, но не хотела, чтобы они стали частью моей жизни.

   Навестив сестру с племянницами я всегда мучилась угрызениями совести от того, что у меня только на обувь уходит больше средств, чем сестра зарабатывает на двух ставках в больнице (она была операционной медсестрой).
   Я всегда привозила им фрукты и подарки, мне доставляло удовольствие выбирать что-нибудь для них – они всегда всему были рады (чего о моей дочери сказать нельзя). Но допустить их в нашу жизнь я не хотела, опасалась, что дочери достанется меньше (именно так!).

   Те годы , что прошли со дня смерти сестры до того страшного дня – я охраняла покой своей семьи от «бедных родственников» - и, чтобы не видеть бедственного положения (я о нем знала) – я отправляла почтой каждый месяц племянницам $ 50 «зайцами» ( в то время зарплата в $ 100 считалась очень хорошей) - и считала себя великим благодетелем. 

    В тот вечер я могла остаться дома. К чести мужа и дочери они не хотели, чтобы я куда –нибудь уходила, пока они не купят мне квартиру и не перевезут меня со всем необходимым. Но, узнав, кто теперь будет хозяйкой дома – я не смогла там оставаться.
   Любовь у мужа случилась с лучшей подругой дочери…
   И я сказала, что, слава Богу, у меня тоже есть мужчина – и я пойду к нему, давно собиралась.

   Неделю, или чуть больше, я провела у своей лучшей подруги. Она жила в том же коттеджном поселке, и, как и я, давно не работала.
   Однажды я услышала, как она говорила своему мужу: « сама мечтаю , чтобы она убралась наконец – но что сделаешь, не на улицу же выкинуть».
   Я весело поблагодарила ее за гостеприимство, сказала, что у меня все решилось (на самом деле ничего еще не сдвинулось с места) – и ушла в никуда.

   И мне на самом деле некуда было идти, кроме племянниц. Я твердо решила искать завтра же работу по специальности – и поехала к ним. 

   Приехала – и стала извиняться, что я без гостинцев. А старшая племянница взяла меня за обе руки, смотрит мне в глаза внимательно, и с таким участием: «Что случилось?»
   Увидела она за моей веселостью трагедию.
   Я и так рассказать собиралась – и попросить приюта на пару дней – а после ее взгляда –просто не могла слова выговорить сначала – так из меня все мое горе полилось. Старшая уже родила дочку тогда – а папа дочки не женился. А младшая в тот день на работе еще была. Пришла она – старшая к ней в коридор вышла, пошушукались они – и ко мне. Кормят – угощают. И такое у них бедненькое все…

   Как девочки меня любовью окружили – я столько любви никогда ни от кого не видела!
   Мне не сразу удалось устроиться на работу. И совсем не по специальности. В моем возрасте, оказывается, это не так-то просто. Но девочки отчаиваться мне не давали. Такие умные и чуткие обе – старались все время показать мне, как я им нужна. И дочка племянницы старшей не отставала – первое слово мне сказала – погладила по лицу – и так удовлетворенно протянула « Баабаа!»

   Еще сколько –то времени я порыдала, когда не видел никто.
   А теперь – с каждым днем все больше счастья.
   Малышке скоро пять – и она меня, как и мама и тетя её – по-настоящему любит.
   Младшая племяшка наконец замуж собралась. А старшая радуется за сестренку очень. Старшей скоро 30.

   Мы с младшей взяли по кредиту – и вместе купили домик в деревне в 100 с лишним километрах от Минска – это старшей племянницы мечта была. Ну – сюрприза не получилось, конечно – выбирали дом вместе уже.

   Когда подписали уже все – старшая говорит « Теперь у нас настоящее родовое гнездо!» Сравнила я в тот момент и «Гнезда», и жизнь в них, и отношения людей – и поняла, что в старую жизнь – не хочу ни при каких условиях. Счастливой себя почувствовала.

   Сейчас ( в 2004 году, примечание моё) – первое лето в « Гнезде » (так и называем).
   Я с малышкой здесь постоянно – моя работа до осени подождет ( я просто убираю в коттеджах ). А девочки мои – каждые выходные к нам на автобусе, на машину мы не собрали пока. Младшая с женихом. И так хорошо и весело мне с ними – за полночь засиживаемся, и все никак не наговоримся . Девочки с двух сторон меня под руки – сядем, и мечтаем. Повесили вот сегодня занавески – красота!
   А ведь когда-то - я скривилась бы от таких. Дура! Разве в занавесках дело? Все дело в том – кто, как и для чего их повесил. А их – наша младшенькая сшила сама, руками – специально для « Гнездышка».
   Мы со старшей договорились ей на день рождения машину швейную осилить."
Приемнородительское,Истории из жизни
  • 8
  • интересно
  • fostermama
  • 27 апреля 2018 08:23
Ответить автору поста
fostermama
116 постов
Последние комментарии
sonejka-ja учора ў 21:57
zelenaya учора ў 20:33
function li_counter() {var liCounter = new Image(1,1);liCounter.src = '//counter.yadro.ru/hit;bloger?t44.6;r'+((typeof(screen)=='undefined')?'':';s'+screen.width+'*'+screen.height+'*'+(screen.colorDepth?screen.colorDepth:screen.pixelDepth))+';u'+escape(document.URL)+';'+Math.random();}